Боб Бердела: Мясник из Канзас-Сити

«ГОЛЫЙ ЗАБЕГ»

,боб бердеда

В субботу утром в пасхальный уик-энд 1988 года в полицейский околоток города Канзас-Сити позвонил разгневанный мужчина. «А ну-ка, гляньте, неподалеку от дома 4315 по Шарлота-Стрит бегает какой-то голый парень и трясет своими причиндалами! — заявил звонящий. — Образумьте-ка этого шутника, ведь первое апреля уже прошло!».

Наряд полиции тут же выехал в адрес и вскоре уже «вязал» любителя пробежек в обнаженном виде, коим оказался некто Крис Брайзон, зарабатывавший на жизнь гомосексуальной проституцией.

Обвинения в оскорблении нравственности Брайзону в тот день, однако, так и не предъявили: судя по ошейнику, украшавшему его шею, а также по многочисленным кровоточащим надрезам на кистях рук, предплечьях и даже на веках, проститут сам оказался жертвой неизвестного преступника.

Впрочем, почему — неизвестного? Придя в себя, Крис тотчас поведал операм, что выпрыгнул из окна дома 4315 по Шарлота-Стрит, спасаясь от своего мучителя по имени Боб Берделла.

Тот, дескать, сняв «мальчика» на ночь, впоследствии опоил его каким-то препаратом и в течение трех суток пытал и насиловал.

Описание пыток, которым Берделла подвергал Брайзона, повергли оперов в шок.

пытки маньяка

Садист, согласно заявлению Криса, по локоть засовывал ему руку в анальное отверстие, колол шприцем. Заставлял «самоудовлетворяться» огромной папкой. И попутно снимал все это действо на «Поляроид».

Арестовать Берделлу, и дело с концом! Нет, не тут-то было.

Проверив личность потенциального преступника по картотекам, сыщики выяснили: речь идет о владельце магазина Бобе Берделла «Причудливый базар Боба», исправном налогоплательщике и законопослушном человеке.

Он — гомосексуалист? Ну так что же? А ты уверен, милашка, что в твоем случае речь не идет о заурядной ссоре двух любовников? Пытали тебя? Так ведь кто вас, «голубых», поймет? Может, все это было по обоюдному согласию, а потом, не сойдясь в цене с клиентом, ты и решил сдать его полиции, устроив для начала «голый забег»?!

ЧЕТВЕРОНОГИЕ ПРЕДАТЕЛИ

И все же, несмотря на неприязнь к парню, частенько привлекавшемуся к ответственности за нелегальную проституцию, сыщики навестили Берделлу — мужчину, пусть и с «фантазиями садиста», но ставшего, как полагали тогда, жертвой оговора со стороны «голубого».

На первый раз Бобу удалось выйти сухим из воды и, более того, дождаться извинений от оперов, затеявших шмон в доме законопослушного гражданина. Да, полицейские, едва ли не робко обыскивавшие жилище Берделлы — «честного парня с ясным, прямым взглядом» — обнаружили здесь некий мужской череп. Экспертиза, однако, показала: «мертвая голова» — всего лишь сувенир. Один из многих, какими торговали в «Причудливом базаре Боба».

Берделла, к которому вторично — с извинениями! — наведались опера, царственно простил служивых. Боб уже готовился вернуться к своим делам после ухода пинкертонов, как вдруг случилось непредвиденное.

Не в меру разрезвившиеся псы — их, породы чау-чау, у парня было целых три — опрокинули на пол стеллаж с книгами. С него буквально к ногам изумленных сыщиков «спланировал» и рассыпался альбом с фотографиями, на которых были запечатлены пытки разных мужчин. Да ладно бы — пытки! Пытки опять же можно было интерпретировать как «запретные игры гомосеков»!

Главное: на многих снимках наличествовал сам Берделла, подвешивающий к крюку в потолке ту или иную жертву, а затем, словно из свиньи, выпускающий из нее при помощи мачете кровь в алюминиевый таз!

Что ж, на этот раз квартиру Боба обыскали более вдумчиво. И разжились теперь не только фотографиями, но и мешком с чьими-то костями, да очередным, уже не «сувенирным», черепом.

Параллельно навели справки и о «моделях», присутствовавших на снимках. Результаты обоих этих действий позволили операм забрать извинения обратно и препроводить «честного парня» в изолятор. Не мудрено: согласно полицейским данным, «моделями» Берделле послужили Джерри Хауэлл и Джеймс Феррис, пропавшие без вести еще в 1984 и в 1985 годах, а череп и кости принадлежали некогда Лэрри Персону — гомосексуалисту-проституту, числящемуся в розыске с 1987 года.

«Расколоть» Берделлу — благодаря подобным-то уликам! — стало делом техники. Тот и сам, понимая, что изобличен, принялся сотрудничать со следствием. И лишь торговался, требуя, чтобы за очередное признание следователи ходатайствовали перед судом об отсрочке исполнения казни.

Что ж, Бобу гарантировали энное количество лет жизни в тюрьме, а он благодарно поведал, как на протяжении четырех лет «охотился» на мужчин-проституток. Нет, согласно своим же показаниям, Берделла вовсе не был эдаким извращенным блюстителем нравственности.

Просто маньяк понимал: исчезновение нескольких проститутов вряд ли взволнует полицию так же, как если бы речь шла о законопослушных джентльменах. И потому, правильно «позиционируя» выбор жертв, можно годами предаваться «любимому занятию».

«Занятие» это заключалось не только в пытках жертв, но и в постановке псевдонаучных «опытов». В частности, Боба интересовало возбуждение жертвы, ее половая активность, точнее влияние на эту же активность… слепоты жертвы.

Касаемо последнего, психопат всерьез полагал, будто «слепые мужчины более предрасположены к сексуальным играм», а потому практически всем своим пленникам прокалывал глаза иглой шприца.

Вволю «наигравшись» с «мальчиками», приканчивал их. Однако, выпустив жертвам кровь, Берделла не «скармливал их чау-чау», как о том писала желтая пресса, а попросту закапывал останки несчастных в глухих местах.

Признания маньяка были интересны не только в отношении его «технологий».

Психология монстра, окрещенного газетчиками «мясником из Канзас-Сити», также явила собой феномен, достойный изучения. Берделла, в частности, поведал, что «всю жизнь мечтал совершать подвиги, как отец», однако «в отсутствие войны не мог найти себе применения». Признался, что «за идола, которому подражал», взял маньяка из новеллы Джона Фаулза «Коллекционер».

Правда, если литературный ирод экспериментировал с пленными женщинами, то реальный монстр, будучи «голубым», сосредоточил внимание на мужчинах.

Признания маньяка были интересны не только в отношении его «технологий».

Психология монстра, окрещенного газетчиками «мясником из Канзас-Сити», также явила собой феномен, достойный изучения. Берделла, в частности, поведал, что «всю жизнь мечтал совершать подвиги, как отец», однако «в отсутствие войны не мог найти себе применения».

Признался, что «за идола, которому подражал», взял маньяка из новеллы Джона Фаулза «Коллекционер». Правда, если литературный ирод экспериментировал с пленными женщинами, то реальный монстр, будучи «голубым», сосредоточил внимание на мужчинах.

ОТРАВА ЗА ВОСПОМИНАНИЯ

Уже сидя в тюрьме, садист покаялся перед родственниками жертв и создал для них «Фонд помощи», приказав поверенному распродать все свое движимое и недвижимое имущество. Любопытно, что родня покойных не возражала против подачек маньяка, но сочла их — в размере всего 50 тысяч долларов — несущественными. И предъявила Берделле иск в размере миллиарда «зеленых». Летом 1992-го судья сей иск удовлетворил и даже приговорил монстра к выплате не одного, а пяти миллиардов баксов!

Эта сумма «моральной компенсации» и поныне остается крупнейшей из всех, когда-либо предъявленных убийцам. Берделла понимал, что не заработает в тюрьме и тысячной доли этой «предъявы».

Однако в сентябре 1992 года заявил, что «приступает к написанию мемуаров, в которых проведет параллели между собой и отцом, — мемуаров, доход от которых поступит семьям несчастным». К 8 октября маньяк даже заключил договор с одним издательством и успел накропать первые 17 страниц, как вдруг неожиданно помер.

Согласно официальной версии, маньяка добил инфаркт. Согласно версии неофициальной — Берделлу попросту отравили.

Яд в пищу монстру подсыпал-де тюремный повар, участник войны в Корее и член «Американского легиона», объединяющего всех военных ветеранов США. Впрочем, результаты расследования версии, по которой «кулинар» получил яд от фронтового собрата Берделлы — старшего, даже через 13 лет после смерти монстра остаются засекреченными.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о